Vesvknigah.ru » Содержание 245 (FB2, Epub, TXT, PDF)

Содержание 245

Карен Шахназаров — фактически один из лучших отечественных режиссеров, переживших перестройку без ухода в конъюнктуру и старческий маразм. В каждом новом фильме он гнет свою линию: его герои жаждут попасть в другой мир, мир иллюзорных мечтаний. Вот и в «Белом тигре» режиссер не стал изменять себе, тема эта, хотя и трансформировавшаяся, проглядывает и здесь. Основанный на книге Ильи Бояшова, сценарий несколько сместил акценты. Благодаря этому, лента получилась настоящим авторским высказыванием.  «Тигр» наполнен множеством метафор и сопоставлений. Для Шахназарова война — лишь поле боя, место массовой гибели людей. Статичное поле, статичные люди. И есть легенда (в рейхе в то время действительно ходила такая история) о реальном и вместе с тем призрачном танке, под названием «Белый тигр». «Тигр» — исчадие войны, порожденное рейхом нечто, крушащее все на своем пути, а в нужный момент исчезающее. И есть спаситель, направленный Богом, анонимный, фактически безымянный солдат, произвольно окрещенный Иваном. Сгорев в танке, он не столько чудом выжил и выздоровел, сколько заново родился для того, чтобы уничтожить другой танк. Как не упомянуть, о том, что и солдат этот — тоже порождение, порождение русского народа, русской земли и вместе с тем — все того же ужаса и хаоса войны.  Танки в ленте важнее людей, они говорят, у них есть свой Бог, каждый из танков хранит память и чувствует когда близко поражение. Они режиссеру дороже людей, и оттого в середине фильма он порой заигрывается в стрелялки, по счастью не теряя при этом контроля над происходящим. В глазах главного героя — одержимость Тигром, равно как и Тигру интересен только Иван. Честна и пронзительна финальная метафора, танк — война, она не закончилась, она притаилась близко, совсем близком и может начаться в любой момент.  Камера статично наблюдает за героем, за самим ходом истории. Вот подписание акта о капитуляции, вот немецкие пленные идут по площади плотным строем… И музыка Вагнера (реверанс «Меланхолии» Триера?). Режиссер не пытается показать подвиг солдата: на то есть другие ленты. Он просто анализирует войну. Финал мощен и философичен, чего стоит один диалог (монолог?) Гитлера, молчаливым собеседником которого может быть кто угодно: совесть, которой он открывается после поражения, или даже Мефистофель, которому он продал душу — не столь важно. Важно другое, в этом монологе, отображается само мнение режиссера, в целом правильное и острое. И не столь важно, чем все закончилось, важно лишь то, что; война — лишь отправная точка.

201 - 202 - 203 - 204 - 205 - 206 - 207 - 208 - 209 - 210 - 211 - 212 - 213 - 214 - 215 - 216 - 217 - 218 - 219 - 220 - 221 - 222 - 223 - 224 - 225 - 226 - 227 - 228 - 229 - 230 - 231 - 232 - 233 - 234 - 235 - 236 - 237 - 238 - 239 - 240 - 241 - 242 - 243 - 244 - 245 - 246 - 247 - 248 - 249 - 250