Vesvknigah.ru » Содержание 249 (FB2, Epub, TXT, PDF)

Содержание 249

Горец, десептиконы и Танковый Бог  В советское время тема ВОВ в искусстве (и вообще какой бы то ни было культурной или околокультурной рефлексии) была настолько канонической, что практически все фильмы были сделаны по одному клише. Приторно пафосные, с однообразными сюжетными ходами и катарсическими эффектами. Редко что-либо выбивалось из этого заежженно-унылого ряда. Такие провокации, как «Иди и смотри», «Проверка на дорогах», «Восхождение» были нечастыми и, пожалуй, только сейчас, когда тебе уже под сорок, понимаешь, что это и было авторским кино. А тогда, в детстве и отрочестве, хотелось того, что теперь называется экшн. А его не было, ну не было, вот хоть тресни, кроме редких дефовских фильмов про Шурхенда и Чингачгука, от которых дух захватывало и потела спина. Оставалось, тоскуя, пялиться в черно-белый «Горизонт» в надежде увидеть больше боевых сцен, атак, рукопашных. Когда фашисты убивали наших, нужно было испытывать чувство стыда и жгучей неловкости за то, что ты не вовремя родился, не поспел к тому времени мальчонкой удрать на фронт и погибнуть по-честному, как нормальный советский пионер, а проживаешь сейчас свою пустяшную жизнь, подаренную тебе героическими предками, в таком чудесном завтра, сидя перед телевизором. Это был замкнутый порочный круг, в котором вертелись похожие на открытки трафаретные фильмы, от которых тошнило, но весь остальной эфирный контент был еще хуже.  Прошли годы и стали, наконец, появляться картины, оживляющие эту навсегда больную для нас тему и, главное, подающие ее по-разному: были уже и разоблачения, и гротески, и покаяния. А вот и почти готичное фэнтези. Почему бы и нет? Карен Шахназаров, которого стали основательно забывать, вдруг весьма оригинально напомнил о себе зрителю, призвав на помощь арсенал ярких образов и ходов героической кинофантастики ХХ — XXI от Дункана МакЛауда до Оптимуса Прайма. И вышло, в принципе, что-то свеженькое.  Простой советский танкист, заживо почти что сгоревший в своей боевой машине, чудеснейшим образом выжил, чтобы стать сверхсолдатом, умеющим понимать язык бронированных чудовищ, пышущих огнем, слышать и чувствовать их на расстоянии. Он уже не человек, а дух мщения. Не боясь политрука и особистов, он открыл для себя Бога, пускай хотя бы танкового. «Белый тигр» — наводящий ужас на противника танк-призрак, «летучий голландец» на колесах с гусеницами, взбесившийся механизм, демон войны. Два этих сверхъестественных существа сошлись насмерть. Мистика, фронтовой фольклор, о котором не принято было говорить раньше, который, тем не менее, порождает каждая война в истории человечества.  Что еще особенно порадовало, так это идеальное попадание кастинг-продюсером в оригинал с актером, изобразившим маршала Жукова: наконец-то перед нами не набивший оскомину артист Михаил Ульянов, а почти что копия Георгия Константиновича — специально заглянул в трехтомник его мемуаров конца 80-х годов издания, рассмотрел фотографии 1945 года.  И, конечно, не мог не впечатлить монолог под завязку фильма, который — ну совершенно как в формате авторского кино — никак не вяжется со всем предыдущим сюжетом. Сидящий спиной к зрителю один из вождей Рейха горестно сокрушается о том, как Европа и весь цивилизованный мир, издревле ненавидящий огромное, мрачное варварское государство на Востоке, не оценили усилий Германии, которая в итоге разбилась насмерть об этот «Новый Вавилон». Чтобы решиться показать такое в наши дни возрождающейся государственной цензуры и массового ксенофобского потемнения мозгов, надо набраться известного мужества.

201 - 202 - 203 - 204 - 205 - 206 - 207 - 208 - 209 - 210 - 211 - 212 - 213 - 214 - 215 - 216 - 217 - 218 - 219 - 220 - 221 - 222 - 223 - 224 - 225 - 226 - 227 - 228 - 229 - 230 - 231 - 232 - 233 - 234 - 235 - 236 - 237 - 238 - 239 - 240 - 241 - 242 - 243 - 244 - 245 - 246 - 247 - 248 - 249 - 250