Дракон вредный, подвид мстительный. Книга 2

Анна Гаврилова

Пролог

Я стояла и изображала статую – ровную, спокойную, со взглядом, направленным в пространство.

Остальные тоже не двигались – весь первый курс Высшей Военной школы, все сорок с лишним человек, сейчас представляли собой идеальную такую шеренгу. А магистр Хипп шёл вдоль ряда и изучал «птенцов».

Чем ближе он подходил, тем тревожнее становилось на сердце, и тем больше хотелось верить в чудо. В то, что Хипп не заметит! Или притворится, будто не заметил. Тем более ничего особенного не произошло.

Ну да, две леди из шести стоят подранные. У одной синяк на скуле, у другой кровоподтёк и длинная царапина от уха и до самого декольте. Ещё у нас руки расцарапаны и волосы не такие роскошные как обычно. Но мы же не на светском рауте, тут нет жёстких требований к причёскам.

Магистр шёл, шёл… а потом споткнулся. Остановился напротив Миоль и кашлянул удивлённо:

– Кхм…

Заметил всё-таки? Эх, линялый ты хвост – как выражается лорд Эрвин.

– Леди? – повысив голос, позвал преподаватель. – Кто вас так? Что случилось?

В тренировочном зале повисла заинтригованная тишина.

С момента нашего появления сокурсники едва не лопались от любопытства, но их вопросы мы игнорировали. А не ответить преподавателю, конечно, нельзя.

Вот Бледная и призналась:

– Это Августа сделала. Мы немного повздорили.

Хипп резко повернул голову и приказал:

– Леди эс Тирд, шаг из строя. – А потом и моей противнице: – Вы тоже шаг вперёд.

Секунда и всё: мы отдельно, курс отдельно. И такие мурашки по спине побежали, что захотелось втянуть голову в плечи и провалиться сквозь пол.

Хипп дошёл до меня, осмотрел, и…

– Ну и кто так дерётся? – препод поморщился, словно наша неумелая драка его оскорбила. – Давайте-ка на маты.

О, нет. Только не это.

В смысле, Миоль, конечно, та ещё гадина, но у меня и с предыдущего раза всё болит.

Но Хипп моих мыслей не слышал, читать по лицу ему тоже не хотелось. Идея столкнуть нас на ринге воплощённому однозначно нравилась.

– Так, девушки! – едва мы разулись и добрались до мягкого покрытия, провозгласил дракон. – Обе в боевую стойку!

Мы подчинились. Лично у меня в этот момент искры из глаз вышибло – Миоль нанесла такой удар в бок, что до сих пор болело.

– Раунд тридцать секунд, – объявил Хипп. – В пах не бьём.

Тут он подумал и исправился:

– А нет, вам можно. На счёт «три» – бой. Раз, два… три!

Если он хотел поиздеваться, то получилось идеально. Просто наша первая потасовка закончилась меньше часа назад, и прямо сейчас мы ничего не могли. Даже ненавидеть друг друга удавалось с трудом! Хотя уж кто, а Миоль ненависти заслуживала.

Что сделала вечно брюзжащая и храпящая как конь соседка?

Миоль обвинила меня в воровстве!

Это произошло на рассвете – я встала пораньше, чтобы написать письмо её величеству Мелисе. Для начала нейтральное, просто навести мосты.

Я хотела немного рассказать о школе, о нашей учёбе, об успехах и трудностях… Но прежде, чем браться за перо, полезла в спрятанный под кроватью чемодан, чтобы достать почтовую шкатулку, замаскированную под очечный футляр.

Но футляра не нашлось. Я начала переворачивать всю комнату, попутно разбудила Миоль, и та, после коротких объяснений, полезла за своим средством связи. Её шкатулка была стилизована под узкий футляр для перчаток, вот только… его тоже не нашлось.

На шум в нашей комнате явились остальные, и вскоре стало понятно – ограбили всех и каждую. «Сувениры», выданные королевой, были единственным, что украли. Выходило, что кто-то проник на нашу территорию и порылся в вещах?

После того, как Эрвин наказал наглых пятикурсников полосой препятствий, мы перестали баррикадировать двери на ночь, но ограбление вряд ли случилось ночью.

Мы начали думать, и первым, на кого упало лично моё подозрение, стал сам эр Форс.

Только версия выглядела неправдоподобной. Личные средства связи в школе запрещены, директор мог их изъять, впаяв каждой из нас нарушение. Но, невзирая на все свои минусы, Эрвин явно не из тех, кто пойдёт рыться в девичьем белье.

Да никто не пойдёт! Ни один мужчина!

Это нонсенс!

Немыслимо!

Вся эта немыслимость, как на буксире, тащила в сторону самого неприятного вывода: предметы выкрала одна из нас.

Возможно даже предала их эр Форсу. Скорее всего эр Форсу, ведь он единственный, кто заинтересован. Единственный, кому может всерьёз навредить утечка информации из школы. Королева ведь намекала, что в случае проблем найдёт подходящий рычаг.

Логика ситуации лежала на поверхности, и девчонки тоже поняли. Дорина, которая от происходящего словно расширилась в плечах, озвучила свои выводы, и её мнение полностью совпало с моим.

Напряжение в комнате усилилось, а потом Миоль хмыкнула и произнесла с гаденькой интонацией:

– Ну, думаю всем всё понятно кто украл.

– И кто же? – мои нервы превратились в струны и обнажились.

Миоль посмотрела презрительно и действительно сказала:

– Полагаю, это ты. Тебе не привыкать к жульничеству, Августа. А где жульничество, там и воровство!

Всё. Красная пелена на глаза и шипение.

– А я не боюсь! – воскликнула Бледная и тоже сжала кулаки.

Будь рядом матушка, она бы упала в обморок, а мои благопристойные сёстры легли бы рядом. Полагаю, даже братья бы не одобрили, но терпение лопнуло, молчать оказалось выше моих сил.

Да, я ринулась на Миоль, и мы сцепились. Принялись царапать и бить друг друга, а девчонки боялись подойти.

Даже массивная Дорина не решилась сунуться в наш клубок! По крайней мере вначале. Чуть позже, когда я процарапала Миоль шею, наше рвение ослабло, и обеих развели по углам.

Валетта притащила аптечку, Пенелопа принялась ругаться как беглый каторжник. Дорина караулила, чтобы мы не рванули друг к другу снова, а Флавия пугливо таращила глаза.

На завтрак в результате мы опоздали, и с трудом притащились на практическое занятие у Хиппа.

А теперь – вот. Раунд в тридцать секунд и азартное, в исполнении препода:

– Три!

Мы, конечно, сошлись. Не могли не сойтись, ведь от этого зависят оценки, а саботировать приказы преподавателей себе дороже. Однако через положенные тридцать секунд энтузиазм Хиппа поуменьшился:

– Это что сейчас было? Это, по-вашему, бой?

Короткая пауза и опять:

– Раунд на счёт три!

Мы не перетекли, а скорее стекли в боевые стойки.

Драка опять вышла вялая, неинтересная, у нас не осталось ни злости, ни сил. Хотелось просто лечь на маты и лежать.

Когда новые тридцать секунд истекли, Хипп буркнул:

– Два неуда.

Всё, на этом интерес к нашей паре был потерян. Впрочем, ещё одной ворчливой реплики мы удостоились:

– Вернитесь в строй.

И мы почти успели. Натянули мягкие форменные туфли, предназначенные для занятий в помещении, и даже развернулись в нужном направлении, когда двери зала распахнулись, впуская лорда директора.

Эрвин эр Форс был свеж, хорош, идеально выбрит, военный китель сидел как на манекене. В общем, никаких признаков, что вчера этот дракон практически умирал.

– Магистр! – поприветствовал эр Форс. – Кадеты. Доброе утро.

Тут он заметил нас с Миоль. Нужно было рвануть к строю и

Предыдущая страница 1 Следующая