Невенчанная

Дилара Эсхетова

Вбежав в свою комнату, Ясмина упала руками на перила огромной резной кровати. Как он посмел так опозорить ее?! Неужели имя ее королевской семьи больше совсем ничего не значит? На глаза навернулись слезы. Чтобы не заплакать, Ясмина укусила нижнюю губу, но капли уже катились по щекам, оставляя влажные бороздки на персиковой коже юной девушки. Сдерживая рыдания, принцесса все сильнее впивалась зубами в губы, так, что во рту появился сладковатый привкус крови, но легче не стало. Уже предательски тряслись плечи, и в голове снова и снова проносились картины недавней сцены. «Кто возьмет тебя в жены, Ясмина Невенчанная? Никто, никто не поможет твоему отцу! А ты слишком дешевый подарок, чтобы ввязываться в кровопролитную битву с королем Велором Самопровозглашенным. Ни один из коронованных за тебя не заступится. Ты – пустое место! Ваша семья – ничто!» – она видела холодные глаза Ромула и его тонкие губы. Вспомнила, как он поднял руку и ударил ее по щеке, даже не сильно, просто чтобы унизить. А она… Просто развернулась и ушла…. Что еще она могла сделать? Он прав. Они здесь приживалки, которых никто не ждал, и она, и ее братья, и сестра, и отец король. Хотя… какой он король без трона? Она выпрямилась, глубоко вздохнула; и еще раз, глубже. Как такая мысль могла прийти ей в голову? Знаки королей даются свыше, и никто не может их отнять. Неважно, есть ли у тебя земли, есть ли подданные. Важно, чья кровь в тебе течет, чью историю ты в ней хранишь.

Скрипнула дверь. В глубоком поклоне замерла у двери Нурлата, служанка. Не хватало еще, чтобы слуги видели ее в таком состоянии, надо бы приказать выйти, но голоса нет. Не поворачиваясь стороной, где прошлась рука Ромула, Ясмина подошла к зеркалу и села. Нурлата подошла и безмолвно стала поправлять прическу. Ясмина была благодарна за это молчание, и что Нурлата отводит глаза от ее лица.

– Принц Август Первый, – провозгласили у двери. Быстрыми шагами вошел ее брат. «Уф, хорошо, что Нурлата привела меня в порядок. Уж лучше она заметит это уродливое покраснение от удара, чем он», – подумала принцесса.

– Нам нужно уходить, и быстро, – сказал Август, – здесь зреет предательство. Я его чувствую.

Ясмина кинула короткий взгляд Нурлате, и та стала собирать вещи. Благо, их с каждым разом оставалось все меньше и меньше. Ясмина усмехнулась. Сколько раз они уже сбегают? Пятый? Тут поневоле выработаешь шестое чувство на измену.

– Что отец?

– Он хочет уехать завтра, но я уговорю его тронуться в путь сегодня. Поторопись, у тебя часа три.

Август так же стремительно вышел, как зашел.

Пока Нурлата укладывала платья, молодая девушка села на краю кровати и открыла небольшую шкатулку с фамильными драгоценностями. Монеты и украшения таяли.

– Я отомщу тебе, Ромул. Клянусь, отомщу, – прошептала она. С силой захлопнув шкатулку, вышла на балкон, чтобы не мешать Нурлате.

Здесь, на балконе, можно было остаться наедине со своими мыслями. Вот уже два года после того переворота, когда ее отца, Ростифора Четвёртого, законного короля Золотых земель, сверг с престола родной брат, они в поисках союзников мотались по Королевствам. Никто не принял их сторону. Все боялись силы новоявленного Короля и его жестокости. Три сильнейших мага – Новумир, Седовлас и Молород – помогли взойти предателю на престол и поддерживали его. И даже те, кто тайно сочувствовал им –боялись выступать в открытую. Надежды ее отца – скрепить союзы с королевствами путем замужества и женитьбы детей с треском провалился, пора это признать. И с каждым месяцем уменьшалось количество мест, где они могли укрыться. Сейчас они поедут в земли Мертвых воронов, но сколько они там пробудут? Если бы заручиться поддержкой какого-нибудь сильного волшебника, то вернуть трон было бы легче, но маги равнодушны к их судьбе.

Ясмина присела на скамейку. Любимые воспоминания – воспоминания ее детства – вызвали теплую улыбку. Вот она в легком платье золотистого оттенка убегает по залам дворца от своей няни, старой Распяты. Распята деланно сердится, и взмахом руки притягивает к себе Ясмину. Девочка ощущает, как легкий ветерок подхватывает ее и несет к няне, как на качелях; она заливисто смеется, и, улучив минутку, снова умудряется улизнуть от глаз колдуньи. Няня, потомственная ведьма чернокнижница, с детства учила ее легким заклинаниям, сильные человеку были не под силу. Но если знать последовательность слов, действий и вложить силу своего желания – то некоторые магические ритуалы осилит и человек. На эти слабые попытки овладевания волшебством с усмешкой смотрели чародеи, но в борьбе друг с другом люди вполне могли использовать и свои навыки. Надо было не баловаться тогда в детстве, а практиковаться и практиковаться, пока жива была Распята. Ясмина посмотрела на свои руки, вытянула перед собой. Полузакрыв глаза, притянула тепло на кончики пальцев и направила внимание на Августа, стараясь найти его во дворце. От этого занятия ее отвлекла Нурлата.

– Пойдемте, Госпожа.

Ясмина глянула за спину служанки, там стояли два кованых сундука, большой, и поменьше.

– Зови Амитабха, пусть грузят.

Ясмина встала, расправила плечи. Подбородок пошел вверх, губы поджались. Королевской поступью она направилась к выходу, Нурлата шла чуть поодаль. Во дворе уже чинно шло прощание. Как она и ожидала, никто их особо не удерживал. Прощай, Королевство Черных Драконов. С достоинством она присела в реверансе перед будущим правителем этого Королевства, Ерастом, его братом Ромулом, легким наклоном головы попрощалась с их родителями. Ни одна бровь не шелохнулась, ни одна ресница не задрожала. Повернувшись, она пошла к Августу, который уже держал наготове открытой дверь кареты, туда же следом сразу вошли ее мать с младшим братом, и сестра. Помимо их кареты в караване было еще две груженые повозки. В одну из повозок села и Нурлата с остальными служанками. Амитабх, грозный воевода отряда золотошлемых, отдавал последние распоряжения. Вместе с ним еще десять лучших воинов, надежная охрана, последние из тех, кто не предал опального короля, сопровождали процессию. Ее отец, Ростифор, и брат, принц Август, оседлали лошадей. Тронулись.

Когда пыль от повозок осела, Ромул кивнул отцу и пошел в тронный зал. Пройдя его и завернув в коридоры дворца, направился к левому крылу. По крутым лестницам поднялся на башню. По пятам шел Агний, его друг, соратник, советчик, его правая рука, его тень. Поднимались долго; в конце пути Ромул уже стал идти быстрее, боясь опоздать. На самом верху башни, он вышел на узкий балкон и еще раз устремил взгляд на маленькую процессию, едущую уже достаточно далеко от замка. Ромул улыбнулся, вспомнил Ясмину и их последнюю и единственную встречу наедине. Ее отец, поймав его за рукав буквально заставил выслушать, каким благом обернется их возможный брак, если Ромул убедит своего отца помочь вернуть им трон. А у них-то как раз шансы были. В Королевстве Черных драконов много сильных магов. Но это не их война. Хотя… из всех принцесс, что он знал, Ясмина заставила о себе думать. Он вспомнил ту пощечину, которой легонько ударил ее. Так бьют провинившихся слуг. И знал, что она не сможет ответить, не та ситуация, чтобы пожаловаться и объявить войну; хотя короли шли друг на друга и за меньшее. Но ее взгляд, спокойный и полный презрения, как она стала и не спеша, с достоинством, покинула комнату их переговоров, вызвал истинное восхищение силой ее духа. Она не уронила честь своего величия, не упала в его глазах. И не проронила ни слова. А как она прощалась! Ее поступь, когда она шла к карете… С тем же величием она взошла бы на костер, истинная принцесса крови.

Предыдущая страница 1 Следующая