Я прикусила губу, покосилась на тех, с кем провела так много времени. Они тоже волновались и переживали, не готовые так легко покинуть привычный и уютный мир, где все просто и понятно, а счастье садиться в раскрытые ладони светлой бабочкой, заставляя сердце сиять.

– Ваш страх понятен и очевиден. И все, что вы можете сделать, чтобы обрести свой путь, это шагнуть ему на встречу. Других вариантов не существует.

Аудитория снова погрузилась в тишину. Для фей-учениц и их наставниц последние дни были особенно тяжелыми. Никто из нас не любил расставаться друг с другом. Но сегодня в полдень мы навсегда покинем Школу фей, отправимся искать суженого, а затем и свой путь. И встретимся наверняка нескоро.

Хорошо хоть я успела повидаться с родителями и двумя младшими сестренками, обещая заглянуть к ним после Ледяной полночи. Но как бы я ни скучала по ним, отказываться от подарка судьбы – встречи с суженым – не собиралась. Хотя мне, ни разу не влюблявшейся, сложно представить, как мужчина может стать светом моих глаз.

Вскоре наставница нас отпустила, напомнив, что времени на сборы осталось мало. Я почти дошла до своей комнаты, когда меня окликнули Ганна и Арика.

– Алира, мы всегда не особо жаловали друг друга. Наши пути скоро разойдутся, делить нам вроде как нечего, – начала Арика.

Я удивленно приподняла брови.

– Мы хотим извиниться за тот случай с первоцветами, – тихо сказала Ганна, смущенно откидывая светлую прядь волос со лба. Кудряшки у нее были совсем непослушными. – Вот, держи, – вложила она мне в руки небольшой флакон.

– Что это?

– Моя тетка Аглая – фея любви, если ты забыла, – пояснила Ганна, нервно поправляя сумку, перекинутую через плечо, и сверкая пронзительными голубыми глазами. – Во флаконе мощное приворотное зелье. Если ты встретишь суженого, но будут сомнения, что он подарит поцелуй… достаточно капли, чтобы это изменить.

– Неужели думаешь, я воспользуюсь зельем? – возмутилась в ответ.

– Мое дело дать его, а твое – оставить или выбросить. Пойдем, Арика, иначе не успеем. Мариса ведь может и рассердиться, если не придем к назначенному часу.

И они ушли, а я так и осталась стоять с зажатым в руке флаконом. Потом развернулась, вошла в комнату, открыла сумку и… чувствуя, что поступаю безумно неправильно, положила его среди вороха одежды.

Немного посидела в тишине, успокаиваясь, поднялась.

* * *

К фее Марисе, способной предсказывать будущее, почти бежала. Ее дом располагался на другом конце парка.

Деревья стояли заснеженные, укрытые толстыми серебряными покрывалами, которые связала для них зима. Солнце светило ярко, небо над головой было синим и пронзительным. Чистая, никем не тронутая сказка! И чтобы ее почувствовать, не нужно никакое даже самое сильное волшебство, сердце оно… всегда вернее, всегда подскажет, если дать ему шанс сделать это.

На заснеженной тропке, по которой так спешила, показалась рыжая лисица. Пушистый хвост мелькнул за веткой ели, с которой посыпался снег. Встревожено чирикнули синицы и снегири, красуюсь красными и желтыми грудками, слетелись ко мне.

Я остановилась и вытащила из кармана две горсти крошек и семечек. Все время носила угощение для пташек с собой, они и привыкли уже. Впрочем, феи подкармливали всех зверей и птиц, которые приходили к ним и жили рядом. И даже когда я уйду, они никогда не останутся голодными.

Принюхиваясь и оглядываясь, из-за кустов показался зайчонок. Захлопал длинными ушами, пошевелил игриво хвостом и подбежал совсем близко. Угощения для него у меня не имелось, и я сотворила при помощи магии парочку морковок.

Когда длинноухий принялся за еду, сверху на меня посыпался снег, и с ветки на ветку бодро заскакали три рыжие непоседливые белки.

От лакомства, само собой, отказываться не стали и они. И я, посмеиваясь, высыпала из карманов все запасы.

Но задержаться надолго, конечно, не смогла. И так почти опаздываю, а этого, ой как Мариса не любит! Сорвалась на бег, позволяя серебру с деревьев осыпать и меня, и мой путь, вдыхая морозную свежесть и улыбаясь от предвкушения чуда. Может быть, самого главного чуда в моей жизни! Встречи с суженым.

От предсказательницы как раз вышла Ганна, когда я ступила на крыльцо. Бледная и испуганная, она подхватила под руку ожидавшую Арику, потянула ее прочь.

Я замерла возле двери, вдохнула поглубже и постучалась.

– Заходи, Алира.

Внутри было тепло от огня, пылавшего в очаге. Мариса доставала из коробки шары, развешивая их на елке, стоящей в комнате. Пушистые ветки еще поблескивали от снега, из чего я сделала вывод, что дерево у феи оказалось совсем недавно.

В доме пахло хвоей, морозом и выпечкой, от чего ощущение праздника в разы усиливалось. Наверное, когда Мариса развесит все игрушки и шары, украсит гирляндами свой домик, станет еще лучше.

Я засмотрелась на ее серебристые, словно сотканные из тонкой паутинки, крылья, и, только когда фея обернулась, неловко поклонилась.

– Разлей пока чай. После прихода предыдущих фей мне как-то совсем грустно.

– А что с ними не так?

– Душа, что у одной, что у другой, – темная, Алира. И хватит ли у них мужества остаться светлыми феями? Одни небеса и ведают.

Я понимала, о чем Мариса грустит. Волшебство, которое мы творим, истончается с каждой феей, выбравшей другой путь. Да что уж говорить, большинство людей вообще в нас не верят!

– Мы не можем решать за них, – мягко напомнила я.

– Какая же ты светлая, Алира! – рассмеялась фея. – Так не хочется, чтобы кто-то ранил твое сердечко. Позволишь совет?

Кивнула.

– Пока в твоей жизни не появится мужчина, способный защитить, даже и не думай показывать кому-то крылья. Жить станет легче, зависти будет меньше…

– Мариса, у меня крыльев пока что и нет, – улыбнулась в ответ.

– Появятся, – подмигнула она. – Сама же знаешь, у каждой феи вырастают, когда приходит время. И беречь их будешь не только ты, но и твой суженый. Только найди его, Алира. И даже если покажется, что вокруг тьма, слушай свое сердце. Судьба… она смелых любит, а трусости не терпит.

– Ты что-то видела? – встревожилась я.

– Что у тебя будет выбор, Алира.

Мариса повесила последний шар на елку, села в кресло возле огня и потянулась к чашке чая, что я приготовила. Пододвинула ко мне поближе вазочку с печеньем. Удержаться и не взять лакомство с имбирем и корицей, которое фея пекла только когда приближалась Ледяная полночь, не представлялось возможным. Оно так и таяло во рту. Когда с чаепитием закончили, фея встрепенулась.