Боевой друг. Дай лапу мне!

Александр Тамоников

Все изложенное в книге является плодом авторского воображения. Все совпадения случайны и непреднамеренны.

    А. Тамоников

Глава 1

Южная Америка, Республика Суринам.

Понедельник, 5 сентября, 23.05

Два внедорожника въехали на лесную поляну. Дело происходило в нескольких десятках метров от специального полигона Санкери. Тот находился в сорока километрах от поселка Гронес и в восьмидесяти от столицы республики, города Парамарибо. Жители Суринама часто называли его просто Парбо.

На одной машине были английские номерные знаки, на другой – символика ООН. Внедорожники встали капотами друг к другу. Водители погасили фары.

Из машин вышли трое мужчин в легких штатских костюмах. Двое пожали друг другу руки, третий с сумкой встал немного позади.

– Приветствую, господин подполковник.

– Доброго вечера, господин Хукес.

– Тогда уж ночи.

– Как угодно. Но может быть, оставим формальности?

– Согласен, Мишель, – ответил англичанин.

– Вы готовы? – спросил француз.

– Конечно. Иначе не приехали бы сюда.

– Вильям, ты уверен, что ваш внедорожник никто из посторонних не видел?

– Уверен. Мы ехали со стороны Гронеса. Конечно, часовые твоего караула прекрасно слышали шум двигателя. Но ведь они решили, что это были машины охраны, не так ли?

Подполковник Мишель Венсе усмехнулся.

– Так оно и есть. По крайней мере в отношении одного автомобиля. А где один, там могут быть и два. В принципе в задачу караула входит контроль за подходами к периметру ограждения полигона. Но мы находимся вне этой зоны.

– Можем работать? – спросил англичанин Вильям Хукес.

– При условии, что я точно узнаю твои намерения.

На этот раз усмехнулся британец.

– Они просты. Не дать сопернику завтра выиграть. Вот и все. Ты же прекрасно понимаешь, что мы не можем уступить. Ни в коем случае. В этом мы союзники. А вот о том, что конкретно будет делать на полигоне мой человек, присутствующий здесь, извини, сказать не могу. Такого права у меня нет, но есть полномочия заявить, что твой личный счет уже завтра пополнится крупной суммой. Учти также, что в ходе состязаний не будет никаких жертв.

– Хорошо. Твой человек так и думает пойти на работу? Открыто, с сумкой на плече, на виду у часовых?

– Оценил шутку. Немного терпения, Мишель. – Англичанин обернулся и приказал: – Сержант, пять минут на подготовку!

– Да, сэр!

Третий мужчина зашел за машину.

– Подождем.

Француз кивнул:

– Хорошо.

Англичанин протер платком лицо:

– Жарко. Какого черта полигон разместили здесь? Хуже места не найдешь, даже если очень захочешь.

– Ты впервые здесь, Вильям, а вот Риччи, полковник Рейс, неплохо проводил тут время. Мулатка у него была просто шикарная.

– Все равно это дерьмовое место.

– Полигон был построен по решению Противоминного центра ООН. Наверное, там знали, что делали. Скажи спасибо за то, что сейчас работают приборы, отпугивающие гнус и москитов. Без них мы с тобой и минуты здесь не провели бы. Эти твари сожрали бы нас живьем.

– Спасибо, Мишель.

Француз протянул англичанину пачку сигарет:

– Будешь?

Тот покачал головой:

– Нет.

– Как хочешь, а я перекурю, – проговорил начальник охраны полигона подполковник Мишель Венсе и щелкнул зажигалкой.

Тут из-за машины вышло нечто настолько жуткое, что француз поперхнулся дымом и отшатнулся.

– Что это? – спросил он.

Хукес рассмеялся.

– Не узнал? Это мой человек, сержант Оскар Кларк. Ему предстоит непосредственная работа на закрытой территории.

– Это не человек, а пугало какое-то.

– Вот и ответ на твой вопрос о том, как он пойдет к цели.

Сержант был облачен в специальный костюм, увешанный листвой, травой, ветками.

– Неплохо, – проговорил Венсе. – Как долго в этих лохмотьях можно выдержать при двадцати восьми градусах да еще высокой влажности после летнего сезона дождей?

– Сколько надо, Мишель. Кстати, в этих лохмотьях, как ты назвал маскировочный костюм, гораздо комфортней и прохладней, чем в привычной, облегченной одежде.

– Да?

– Хочешь, проверь. Когда вернется Кларк, я прикажу ему передать костюм тебе. Наденешь и убедишься, что я не обманывал.

– Нет, благодарю. – Французский подполковник затушил окурок, положил его в пачку, взглянул на англичанина. – Вильям, давай перейдем к делу.

– Этого и жду.

– Но сначала вопрос.

– Слушаю.

– Сколько времени потребуется твоему сержанту?

– Тогда у меня встречный вопрос. Нужный человек заступит на пост в ноль часов или он стоит на вышке уже сейчас?

– Ровно в полночь.

– Тогда час пятьдесят минут. Это максимум.

– На весь участок?

– Да.

– Хорошо. – Француз извлек из чехла радиостанцию малого радиуса действия. – Морель, это Венсе!

– Да, мсье, – ответил начальник караула капитан Патрик Морель.

– Ты помнишь наш дневной разговор?

– Так точно, мсье!

– На третий пост выходит твой человек?

– Так точно, мсье! Это Жерар Лунье.

– Хороший солдат. Развод проведи лично, сам выведи смену на посты.

– Да, мсье!

– Выполняй! – Венсе отключил станцию.

Хукес указал на нее и спросил:

– Не опрометчиво ли, Мишель?

– Что? – не понял французский подполковник.

– Пользоваться открытой связью на полигоне.

Француз хмыкнул:

– Здесь ты прав. Все переговоры по радио и мобильным телефонам запрещены и перехватываются. Вот если бы ты вышел в эфир, то мой специалист по прослушиванию записал бы твой разговор и даже запеленговал бы твою рацию. Моя же станция не контролируется. Я снимаю все записи при смене специалиста. Так что все в порядке.

– Ты полностью доверяешь своим людям?

– Я их сам подбирал. Никто не хочет лишиться такой службы. Поэтому не суй свой нос туда, куда не следует.

– А разве наши соперники не могут параллельно слушать эфир?

– Твои люди слушают?

– Нет.

– Вот и соперники тоже. Они предупреждены о запрете переговоров без разрешения комиссара ООН и оповещены, что эфир прослушивается. Нарушение правил карается снятием с конкурса. Поэтому не беспокойся, Вильям. Я знаю, что делаю.

– Надеюсь.

– На что? На то, что я не идиот, подставляющий сам себя?

– Извини, не о том говорим.

– Это ты не о том говоришь.

– Я же извинился.

– Ладно. Так, сколько у нас времени? – Он посмотрел на часы. – Двадцать три пятьдесят семь.

– Через три минуты начальник караула выведет смену. Потом ты запустишь своего лешего.

– Может, его уже сейчас подвести поближе к вышке третьего поста?

– Если только на край леса.

– Хорошо. – Хукес повернулся к Кларку и приказал: – Выходи на опушку, но не далее кустарника! Там проверь аппаратуру и через пять минут после полуночи начинай выдвижение вдоль колючки до первого участка заминированных полос. Схема закладки введена в память планшета?

– Так точно, сэр!

– Завершение работы в час сорок, на отход двадцать минут.

– Да, сэр!

– При работе соблюдать максимальную осторожность. На часового ближней левой вышки внимание можешь не обращать, но остальным попадаться на глаза не следует.

– Меня не увидит и часовой третьего поста.

– Все взял?

– Так точно!

– Вперед! Удачи! Я жду здесь.

– Есть, сэр! Благодарю. До встречи, – сказал сержант Оскар Кларк и исчез в густом кустарнике.

Француз прислушался.

Англичанин посмотрел на него и усмехнулся.

Наконец Венсе проговорил:

– Твой сержант действительно профи, Вильям. Ни единого звука!.. Движется как призрак.

– Других не держим, Мишель. Особенно при выполнении самых важных специальных операций.

– Конечно, когда на кону такие деньги.

– Не только деньги. Давай-ка пройдем в мою машину. У меня там термос с кофе. Его бдительно охраняет мой помощник майор Росс. Я слышу, как он храпит.

– Британцы ведь предпочитают чай.

– А я – кофе. Но есть и кое-что покрепче. Сейчас можно принять немного.

– Виски?

– Да.

– Терпеть не могу ваше пойло. Как вы можете хлебать эту гадость? –

Предыдущая страница 1 Следующая