11 Невыносимых Рассказов

Сергей Шагеев

Пролог.

Здравствуй, братец. Давай-ка я подсяду тебе на уши, расскажу об одной забавной истории, а ты меня табаком угостишь, согласен? Ну, слушай тогда. Будет эдакая помесь морского романа и приключений.

Кузнечик с саблей.

В небольшом порту графства Бортшир, где постоянно ошивались пьяницы и ворюги, где находили покой беспечные идиоты, сидел, свесив ноги в бурую грязную воду мистер Сайлус Бенджамин Смит Третий-младший. Да, он был сволочью, но отличным рыбаком. Его аристократический нрав и запах домашнего неудачного алкоголя рвались на волю из кривозубой пасти. Его добрые голубые глаза, скрывшиеся за занавесом из морщин, были полны тоски. Да, этот мужчина был прекрасен, хотя репутацией и не дорожил. Руки были стёрты в фарш об сеть для ловли крабов, а штаны, вечно прорывающиеся на заднице об старые трухлявые доски причала, подвязаны куском шпагата. Знаете что, никто не совершенен!

Мистеру Сайлусу отлично подходило описание, которое придумала ему старая вдова миссис Брюггери – «Несчастная душа и ублюдочный пёс». Слова эти она любила повторять при любом удобном случае. Нет, конечно в чём-то она была права, но всё же стоило с осторожностью относиться ко всему, что она говорила, особенно после несчастного случая в море, когда её муж уплыл в ночь на весельной лодке, приняв перед этим добрую пару бутылок местного пойла из кабака. Через пару месяцев после – миссис Брюггери совсем сбрендила. Говорят, что мистер Брюггери отправился убивать великую морскую змею, про которую в порту иногда судачили бывалые, да приезжие матросы травили байки. И, как можно было догадаться, муженёк так и не вернулся, может нашёл счастье на других берегах, или в объятиях прекрасных русалок-ламантин. С тех пор безутешная вдова с истошным криком, прогуливаясь по причалу, изрыгала во все стороны проклятия.

–Крысы вы все вонючие. Крысы… Налопались сыру. А я вас раздавлю своими башмаками – орала старая ведьма. Ну что с неё взять, она в печали. Рехнулась совсем, дряхлая кочерга.

Итак, давайте вернёмся к нашему герою – мистеру Сайлусу. Сегодня он был чертовски трезв. И не потому, что трубы у него не горели, а потому, что он уронил четвертак прямо в водицу, когда справлял большую нужду на причале. Монетка просто выскользнула из кармашка и быстро устремилась на дно. Хоть глубина там была и не большая, но искать монету на дне, кишащем битыми бутылками, старыми гвоздями с изгнивших досок, чёрт, да там что угодно могло быть, в общем это было не лучшей затеей. Да и морская вода последнее время что-то совсем захворала. Стала вязкой и вонючей (а ещё, если ей умыться – по коже начинали выскакивать бородавки). Быть может, то было последствием бессовестного отношения к природе всех, кто жил неподалёку. Да чего уж там, так оно и было. Сколько пьянчужек метало туда харчи, да и закисшие дамские панталоны стирались там ежедневно. Так вот, мистер Сайлус, прорыдав на причале пару тяжких часов, утерев сопли с усов и харкнув пару раз себе под ноги, подтянул съехавшие ритузы, почесался в причинном месте и, приняв наконец вдумчивый вид, изрёк несколько агрессивных слов.

Да, Сайлусу хотелось влить за шиворот. Выпустить, так сказать, демона рома из бутылки. И это было самое то время, чтобы замутить какую-нибудь хитрую аферу, хотя Сайлус в аферах был и не силён, максимум, что он однажды придумал – выбежать из кабака не заплатив, но в тот день он отведал тумаков на десерт. Сайлус не был уж прямо таким гением, но полным дураком он ещё не стал. А четвертак – дело пустячное, как на первый взгляд может показаться!

И здесь в игру вступает милого вида дама, прекрасная как снаружи, так и под одеждой – Мэрри Бью-теннен Макфлаффи Вэстербрук. Прозвали её «Потрошилка». Была там одна история с ней, ещё на большой земле… Мэрри признали бесовским отродьем. Доподлинно неизвестно на чём основывался тот приговор, будь то сатанинские дела с участием обескровленных голубей, или же просто ревнивая жена одного легко влюбчивого мужчины решила свести счёты с Мэрри, когда та хотела стрельнуть глазками, но благодаря сбитому прицелу убила не того.

Как бы то ни было, запомните это надолго – была у Мэрри брошка, с изображением Кузнечика с саблей.

Кулачный спор.

Чертыхаясь на мостовой, среди возвышенных дам и детских ушей, набивал табачком свою трубку старый мистер Вормс.

Вормс Джошуа-Плюм – крепкий ирландец в годах, с рыжими баками, в зеленом кителе с золотыми пуговичками. Типичная ирландская морда. Хотя в нём было намешано немного поболее и пару стопок виски сверху. Часть индейской крови по дедушке, часть чистой английской кровушки по двоюродному брату сестры от третьего брака и полтора литра бадяженного ликёра со вторника. Мистер Вормс был некогда капитаном посудины на которой Сайлус собственно и набрался опыта в ловле крабов, обычной рыбалке, да и пьянствовать его заставило пожалуй это самое судно.

Мимо проходила пара – важный гусь джентльмен со своей пассией, одетой в кружевное платьице. Как вдруг, ненароком, дамочка зацепила краем своей дурацкой шляпки только что раскуренную трубку мистера Вормса. Трубка упала наземь, а крепкий табак вылетел прочь, словно шрапнель.

–Ослица – заявил Вормс прямо в глаза своей будущей жертве.

За свою курицу вступился её хахаль.

–Сэр, извольте извиниться

–А не пошли бы вы к черту!

–Что ж, значит так, да? Я призываю вас ответить за свои слова, сэр.

–Да, мы будем махаться, в этом сомнений быть не может, сэр…

–Идите к чёрту, сэр

–Ну что же… Пришло время дать вам в рожу

«Сошлись наши тропы, наши судьбы сплелись. Как и море красно, словно крови полно, так и встреча меж нами не случайна пожалуй»

«Одно влечет за собою другое и на рассвете умираем. Из одного прокисшего нас теста замесили»

–Хотя… – оборвал вдруг Вормс -Я дам вам ваши извинения, обождите… -Да, да, вот сейчас – сказал он, засунув руку в карман пиджака.

Там он собрал пятерню в кулак. Резко вытащив «сюрприз» он отправил его прямиком в физиономию недавно обретенного друга-бастарда. Начался бой, или как его называли здесь местные – «петушня». Тумаки сыпались целым набором. Правый джеб в подбородок, левый хук в нос. После минут десяти потасовки, стало видно что у мистера Вормса помят воротничок… и вырван приличный клок волос с темечка. Между тем, оппонент мистера Вормса лежал скрюченный пополам, а его дама присела в беспамятстве у перил с разбитым начисто хлебалом. Вормс огляделся вокруг – свидетелей не было. Вормс восстановил ясность ума и, завернув женские зубы в платок, удалился восвояси, перед этим прилично пнув каблуком поверженного джентльмена в мошонку и пукнув на него сверху –

Предыдущая страница 1 Следующая