Ночная птица

Лидия Демидова

Пролог

– Бог льда и снега, великий Снежный, приди! Прими нашу жертву и прости детей своих! Приди и подари нам благодать – укажи путь домой!

Несколько людей в странных черных балахонах и масками на лицах, подняв руки к небу, странно покачиваясь, раз за разом повторяли одну и ту же фразу. Вокруг них ярко пылали костры, освещая огромный кусок камня, на котором лежал младенец, оглашающий своим криком округу. Чуть в стороне находился столб, к нему был привязан мужчина, в глазах которого плескались ужас и паника. Он пытался избавиться от пут, удерживающих его, но у него ничего не получалось. Веревка замерзла, и узел на руках стянулся еще сильнее, лишая пленника шанса на освобождение.

Странные люди ничего не замечали, и будто погруженные в транс, продолжали синхронно качаться из стороны в сторону и повторять одно и то же:

– Прими нашу жертву о великий Снежный… Приди… Приди…

Тем временем в небе взошла яркая полная луна, и посыпались крупные хлопья снега, покрывая все вокруг белоснежным ковром. Внезапно один из тех, кто был в черных балахонах, отделился от толпы и приблизился к младенцу, доставая длинный узкий нож с черной рукоятью, инкрустированной сверкающими камнями.

– Нетттт!!! – закричал мужчина, привязанный к столбу, и задергался, пытаясь освободиться. – Не трогайте ее… Что ж вы изверги делаете, она же кроха… Господи, если ты все-таки существуешь, помоги или будь ты проклят!

Человек в балахоне замахнулся, чтобы вонзить клинок в беззащитного младенца, но его тут же снесло снежным порывом. Пространство вокруг будто исказилось, замерцало, и прямо из воздуха появились трое мужчин в необычной одежде. Узкие штаны были заправлены в высокие сапоги, вместо верхней одежды меховые жилетки и свитера под горло. Такое ощущение, что мужчин внезапно вызвали сюда, и они не успели одеться в столь суровую погоду.

Незнакомцам хватило мгновения, чтобы оценить происходящее. Один из них расставил в стороны руки и с его губ сорвались странные непонятные слова. В ту же секунду за спиной мужчин стала подниматься волна снега, которую он безжалостно направил на тех, кто задумал страшное преступление для достижения своих корыстных целей.

– Гребанные фанатики, когда же вы успокоитесь? – со злобой прошипел он, наблюдая, как снежный покров настигает каждого из присутствующих людей, которые, путаясь в своих балахонах, бежали прочь, надеясь на спасение. Но непокорная беспощадная стихия достигла каждого, забирая их жизни, как дань своему могуществу, и вскоре все вокруг стихло. Везде лежал белоснежный девственный снег, который искрился и переливался в лунном свете.

Один из пришедших магов отвязал бедолагу, который тут же бросился к своему ребенку и подхватил заплаканного и почему-то притихшего младенца на руки.

– Доченька… Моя родная… Как же так… Малышка, – он целовал ребенка, который уже почти не реагировал.

– Уроды…, – прокомментировал ситуацию, один из пришлых. – Угробили очередное дитя, в котором есть хоть капля магии. Вот что за люди… Ведь в их мире уже практически не осталось энергетической силы, так еще они выискивают одаренных, чтобы вызвать нас и попросить о своем возвращении. Убогие! Именно в такие моменты понимаешь, зачем была построена магическая граница, и почему изгоев отправили жить в этот мир.

– Интересно, где эти ублюдки берут информацию? Ведь не зря же они таскают сюда своих жертв. Значит, знают, что здесь наиболее тонкая грань, – прокомментировал ситуацию, светловолосый мужчина, вызвавший лавину снега. – Мне казалось, что за столько веков, они должны были забыть обо всем, а нет… Каждый раз группа уродцев пытается призвать нас и попросить о благодати…

– Милад, посмотри, – окликнул его один из товарищей. – Вот откуда они берут эту дрянь?

Мужчина держал в руках старинную книгу, листы которой были исчерчены какими-то знаками.

Милад взяв талмуд в руки, немного полистал, а потом бросил его в костер:

– Бред. Ничего путного там не написанного. Фанатики действуют наугад, и я уверен, что еще будут попытки. Интересно, на что они рассчитывают? Давно пора уничтожить это место, – он обвел рукой округу. – На километры ни души, и делай что хочу. Да еще жертвенник этот.

Мужчина закрыл глаза и прикоснулся к камню, который тут же стал покрываться льдом. Когда он полностью обледенел, мужчина с силой ударил по нему кулаком, и камень разлетелся на тысячу мелких осколков, как хрустальный бокал.

– Надеюсь, теперь нескоро появятся последователи изгоев, которые найдут ритуальный камень. Хорошо, что хоть кого-то из их жертв удалось спасти. А вот этой крохе не повезло, – с грустью взглянув на ребенка, произнес Милад. – Ну, что же, нам пора.

Мужчина, сидящий на коленях и прижимающий младенца к себе, взмолился:

– Спасите ее… Она моя единственная отрада. Спасите, молю. Жена погибла во время схода снежной лавины… Дочь все, что у меня осталось в этой жизни.

– Мы не в силах тебе помочь. Мужайся, – сказал один из троих и взмахнул руками. Пространство вновь замерцало, и сквозь прозрачную пелену стал видны здания, утопающие в снегу.

– Помогите, – мужчина заплакал. – Спасите ее.

И будто почувствовав, что это ее последний шанс на спасение, девочка приоткрыла глаза и тихо запищала, привлекая к себе внимание незнакомцев. Мужчины остановились.

– Хм, сильная малышка, – Милад, вернувшись к ним, погладил ее по голове и на секунду прикрыл глаза. – Очень одаренная, именно поэтому мы услышали ее призыв. Но в этом мире у нее не будет шансов, и скоро от ее дара не останется и следа, если девочка, конечно, выживет.

– Спасите ее, – прошептал отец малышки, протягивая ребенка мужчине. Девочка посмотрела на него, и Милад растворился в сером омуте детских глаз. Ему показалось, что он проваливается в бездну, но вместо страха, его окутало чувство спокойствия и умиротворения, и хотелось, чтобы это никогда не заканчивалось. С трудом разорвав зрительный контакт, он перевел взгляд на мужчину и промолвил:

– Я могу спасти ее только одним способом – связав наши жизни. Поэтому, когда придет время, она должна будет покинуть этот мир. Но это произойдет не раньше, чем в ней проснется кровь. Тогда тебе придется отпустить ее, и вы никогда больше не увидитесь…

– Согласен. Только спасите ее… – прошептал мужчина, с мольбой смотря на чужака.

Милад кивнул и внезапно на одной руке у него появились острые когти, которыми он вспорол себе запястье. Алые капли разлетелись в стороны, оставив на снегу необычный, пугающий узор.

– Милад, ты уверен? – спросил один из его сопровождающих. – Ты же знаешь, обратной дороги не будет?

– Знаю. Но зверь принял ее, – коротко ответил он и поднес запястье к губам девочки. Едва первые капли попали ей в ротик, мужчина зашептал слова на непонятном языке. Чем дольше он говорил, тем теплее становилось тельце малышки, а затем на щечках появился румянец. Договорив, Милад скинул с себя жилетку и завернул в нее ребенка, мягко коснувшись губами

Предыдущая страница 1 Следующая