Тёмное начало

Анастасия Пименова

Глава 1

Итак, начнём.

У каждого из нас своя собственная история, и каждая интересна по-своему. И расскажу я вам про свою историю. По мне она не такая уж и интересная, и объясню почему.

Знаете, есть какая-то обыденность, словно все начинается заново и повторяется по кругу. День сурка, если назвать по-другому. Эти два слова идеально описывают мою нынешнею ситуацию.

Мое имя Агата Эддерли, мне без пяти минут двадцать лет, на дворе двадцать первый век, и я проснулась все в том же месте, с теми же проблемами и с таким же плохим настроением, как и вчера.

Обо всем по порядку.

Вот уже как второй год я учусь в академии Святого Иоанна, дабы получить хорошее образование и стать, даже не знаю кем. Кем-то более значимым, чем были мои родители? Тем, к кому не будут относится с пренебрежением? Кого не будут унижать и подкалывать? Да, определенно тем человеком, на которого захотят равняться. Но пока как-то не очень-то и выходит.

– Агата! Агата Эддерли?! – послышался крик из коридора нашего женского крыла в академии.

– Убейте меня, – проговорила я сонным и хриплым от сна голосом.

– Сестренка! – дверь с размаху открылась и в неё ворвалась золотоволосая бестия по имени Барбара, а ещё по совместительству и мою родная сестра.

– Барбара, – простонала я и накрыла своё лицо подушкой, – зачем так громко? Тебя слышно на всю академию.

– Ну и что? – ничуть не смутившись и тут же запрыгнув ко мне на кровать, спросила она. – Пусть все слышат, что у моей сестры сегодня день рождения! – восторженно сказала сестра и захлопала в ладоши.

– Всем все равно, – ответила я.

Хоть мы и родные сёстры, но характеры у нас совершенно разные. Она взрывная, яркая, живая, а я полная противоположность: тихая, весьма спокойная и угрюмая, если так можно выразиться. Нет, я довольна своей жизнью, тем, что у меня есть сестра, но на фоне ее, складывается впечатление, что я именно такая.

Внешность у нас не такая разная, как характеры, но не смотря на похожесть, во мне нет того яркого света, что есть в ней. Не знаю, как и объяснить это.

Барбара словно луч света, такая счастливая, словно светится вся. От неё исходит такое тепло и энергия, что ты сам как будто заряжаешься ею. Будто она живет в другом мире, не в таком сером и мрачном, как я. Мы всегда были такими: я – второй дочерью, у которой не всегда все получалось, которая раз за разом терпела неудачу, а она – номер один, старше меня на десять месяцев, прирождённый лидер, человек, которому все всегда удаётся.

– С Днём рождения, сестричка, – ещё раз поздравила она меня и вручила маленьких размеров коробочку, – пусть эта вещица сопутствует твоей удачи.

Я открыла коробку и увидела кулон в виде полумесяца луны, улыбнулась своим мыслям по поводу «удачи». Да уж, какой какой, но удачливой меня точно назвать нельзя. Не думаю, что этот кулон что-либо изменит. Несмотря на свои мысли, я все равно с благодарностью приняла его.

– Спасибо.

– Давай помогу надеть на твою цепочку его, – после того, как я кивнула и сняла цепочку, сестра надела кулон и отдала мне её, – вот так-то лучше.

– Теперь удача точно будет со мной?

– Естественно, по-другому и быть не может, – Барбара поднялась с кровати и направилась к моему скромному шкафу, – а теперь давай вставай и выберем тебе что-нибудь особенное.

– Барбара, выбирать особо не из чего. У нас все равно форма в академии, ты же знаешь.

– Да, но то ты носишь почти всегда брюки, рубашку застёгиваешь на все пуговицы и этот ещё свой жакет надеваешь, застегивая полностью, – сестра открыла шкаф и стала доставать оттуда то, что я очень редко надеваю.

– Только не юбка! – взмолилась я и подскочила к Барбаре, пытаясь выхватить одежду из ее рук. – Это же неудобно!

– Почти все неудобно, что красиво, – заметила она, – даже не старайся, Агат, ты же знаешь, что все равно у тебя не выйдет меня переубедить.

Я молча вернулась на кровать, сев на неё. Сестра права. С ней спорить бесполезно, себе дороже будет.

– Хорошо, делай что хочешь.

– Отлично, – она радостно похлопала в ладоши и далее стала доставать остальную одежду из шкафа.

По итогу я стала похожа на большинство девочек из нашей академии. Темно-синяя юбка чуть выше колена, белую рубашку мне не позволили застегнуть на все пуговицы, поэтому верхние две остались не застегнуты, поверх рубашки на мне одет такого же цвета, как и юбка, жилет, который полностью застегнут, тем самым подчеркивая небольших размеров грудь. Образ дополняют телесного цвета колготки, туфли на невысоком каблуке, серьги гвоздики. Волосы же сестра сказала мне распустить, и с одной стороны заколоть, так я и поступила.

– Красотка, осталось только накрасить тебя, – больше для себя, нежели для меня проговорила Барбара.

– Нет, я знаю, как ты красишь, Барбара, – запротестовала я, – давай я лучше сама?

– Обещаю, что накрашу тебя естественно, – она даже пальцы рук скрестила, – только давай я сделаю?

– Хорошо, – но только все по минимуму, поняла?

Ответом мне послужил кивок головы.

Не знаю, с чем это связано, но моя кожа не выносит косметику. Я могу конечно с ней ходить, но в основном не более часа. Если глаза сильно накрашены, то они начинают слезиться, сразу же хочется спать, а на коже от тонального крема такое ощущение, будто бы как от очень жирного крема. Если все по минимуму, то проблем никаких нет.

Барбара подчеркнула мои глаза чёрным карандашом и слегка по ресницам прошлась тушью, а на губы нанесла легкий блеск.

– Нравится? – спросила она, радуясь своей проделанной работе.

– Да, спасибо тебе.

– Не очень-то ты и довольна, я смотрю.

– Довольна, правда. Просто я искренне не понимаю, зачем этот весь марафет? Ничего не изменится от того, что я по-другому оделась.

– Может, изменится, откуда ты знаешь? – с улыбкой спросила Барбара и подошла ближе. – Ты всегда останешься моей младшей сестренкой, за которой я буду приглядывать и оберегать от всяких никчёмных парней.

– Он здесь не при чём, Барбара, – я отвернулась, чтобы взять сумку, и чтобы сестра не видела, как изменилось мое выражение лица.

– Ой, конечно, конечно. Я же вижу, как ты смотришь на него, и как смотрит он на тебя. Это не просто взгляд «мы расстались по обоюдному согласию, и решили остаться друзьями», нет, Агат, это скорее взгляд, который говорит «хочу вернуть тебя, но от этого нам обоим не станет легче». И…

– Хватит, не хочу об этом говорить.

– Окей, тогда пойдём скорее.

История с Димитрием у нас вышла непростая. Это мои первые отношения, естественно ты привязываешься к человеку. Мы встречались два года, прежде чем расстались. Я думала, что любила его, возможно, до сих пор люблю. Он тоже любил меня. Но как-то все произошло

Предыдущая страница 1 Следующая