Любовь зла! Полюбишь и…

Александра Черчень

Глава 1. О том как Тильда получает распределение и триумфально добирается до эльфов

– Куда-куда вы меня распределили? – переспросила я.

Не то чтобы я страдала глухотой, просто поверить в услышанное оказалось сложно.

– К эльфам, – мрачно откликнулся магистр общей магии, он же ректор моего университета, таким безрадостным голосом, словно не к остроухим посылал, а к драконам воровать сокровища.

– Но я же ведьма!

– Я знаю, – печально отозвался ректор.

– Я черная ведьма, – уточнила, многозначительно намекая, что на Лужайку к эльфам меня распределять ну никак нельзя!

– Знаю, – еще более печально подтвердил старец по ту сторону стола.

Старец-то старец, но от шквальной волны темного огня на моем последнем экзамене он удирал как молоденький!

После того как все щиты сгорели.

– За что?! – возопила я, заламывая руки. – За что вы так co мной, магистр Теолит? Если дело в том ведре с освещенной водой над крыльцом общаги некромантов, то это не я!

Ну, по крайней мере, не одна я.

Судя по злобно прищуренным старческим глазонькам, я вообще совершенно напрасно упомянула про этот случай. Хотя бы потому, что ведьма из меня была лучше, чем конструктор, и механизм, который должен был ведро перевернуть, сломался. Зато отлично сработал второй! Благодаря которому ведро упало… стоймя… на спину ректора.

– Так и знал, что без тебя в этом мерзком, совершенно возмутительном случае не обошлось!

– Ну это же не причина отправлять меня на верную гибель? Тем более я тогда добыла редкую травку для лечения.

– Не на гибель, а к эльфам же!

– А разница в чем?

Неожиданно маг успокоился и уже гораздо более спокойным тоном сказал:

– Они сами отправили запрос на лучшую выпускницу курса темной магии. И приглашают на стажировку.

Каким интересным словом у нас стало называться самоубийство. А ехать к эльфам – оно и есть! Очень уж они не любят носителей моей магии. Впрочем не только они…

– И я уже все подписал, – вбил последний гвоздь в крышку моего гроба магистр Теолит. – Остроухи… хм… дружественная держава перворожденных неизменно предлагает своим работникам достойный оклад. Я позаботился о твоем будущем!

То есть, если что, похоронят меня с помпой, благо будет на что.

– Ну дядя… – пошла я на отчаянные, крайние меры.

– Никаких “но”, – остался непреклонен дорогой и, надо сказать, единственный родственник!

Неужели ему настолько хочется остаться последним в роду?

Усилием воли я загнала поглубже разочарование: все же тяжело смириться с тем, что любовно распланированное будущее только что рухнуло.

– Но я хотела поехать в деревню Большие Тинники, – напомнила, не теряя надежды. – И вроде как мы уже обо всем договорились.

– Это было до того, как я узнал, что ты договорилась еще и с местным лешим на тему закупки у него галлюциногенных грибов! И я даже представить себе боюсь, куда именно ты хотела их реализовывать!

Я смущенно потупилась. Что-то подсказывало, что сейчас дядюшка не поверит, если начать заверять его в исключительной надежности покупателей и рассказывать о лечебных целях, на которые пойдут грибочки.

А в эльфийских лесах их нет. Совсем нет. Хнык.

– Ладно, – дядя махнул рукой, и уже более серьезно проговорил: – Тиль, придется временно поступиться с амбициозными планами насчет того, чтобы подмять под себя всех леших восточных лесов. Ты нужна мне в эльфийском.

– Опаньки… – Я переплела пальцы. – Вот с этого и стоило начинать. Зачем я тебе там?

– Мне нужно твое мнение.

– Очень интересно… – Я бросила на родственника недоверчивый взгляд из-под ресниц. – Хотя и неправдоподобно. Чего нового я смогу рассказать про остроухих?

– О благостном эльфийском народе, – машинально поправил меня политически ориентированный дядя. – Ты мне нужна как наблюдатель и подопытная в одном лице.

– Вот всегда знала, что вам меня в принципе не жалко, но чтобы настолько! – наполовину восхитилась, наполовину обиделась я.

Это не новость, что на ведьмах так и норовят поставить эксперименты, слишком уж необычно дар проявлялся в разнообразных обстоятельствах. Но чтобы дядюшка приплел к такому опасному делу единственную родственницу?!

– Не утрируй, – беспечно отмахнулся ректор. – Максимум что тебе грозит – возлюбить все сущее с невиданной силой. Но что-то мне подсказывает, что в случае с черной ведьмой это не сработает. Потому ты и должна будешь понаблюдать. За остальными магами. Эльфы выписали весь цветник разнообразной магической направленности, и я не могу им отказать. Раньше они запрашивали конкретных специалистов, но сейчас все изменилось.

– Да что?! – наконец не выдержала я.

– Эльфийские Лужайки – город для переселенцев, в котором в последнее время стало твориться нечто странное. Притом все маги, которые туда ездили, возвращались хоть и живыми и здоровыми, но с неисправимо поехавшими мозга… то есть с кардинально изменившимся мировоззрением. Помнишь магистра Цириса?

– Еще бы.

Оного магистра боевой магии не знал разве что ленивый. Во-первых, потому что магистр был с ума сойти какой героический, а во-вторых, потому что просто жуть какой скандальный пьяница и бабник.

– Так вот он вернулся из Лужаек вчера, – мрачно вздохнул дядя. – Весь в белом, с благостной мордой и новостью, что отныне он отказывается от всего мирского и уходит в монастырь.

– В женский? – сделала я предположение, чтобы хоть как-то соотнести нарисованный дядей образ со своими данными о Цирисе.

– В мужской.

Мы трагически помолчали, поминая героического мужа. Который, конечно, не без греха, но магом был потрясающим. Именно благодаря ему и его команде многие леса стали спокойными, и туда уже без опаски можно было сходить по грибы не боясь, что тебя под елочкой смачно схарчат вурдалаки.

– В общем вот, – ректор открыл первый ящик стола и достал оттуда папку с бумагами и несколько крупных кошелей. – Твой диплом и мои рекомендации. В красном мешочке артефакты, а в зеленом деньги на расходы. Казенную метлу и фамильяра можешь забрать с собой.

Я мигом впечатлилась великодушием и устрашилась еще больше. Но взяла в руки сначала себя, а потом щедрые дары руководства, и спросила:

– Когда нужно уезжать?

– Сейчас. Берешь все необходимое и летишь в Лужайки. Ты должна прибыть туда за несколько дней до всех остальных, чтобы изучить обстановку.

Эм-м-м… то есть вот так вот рвануть? Теряя остроконечную шляпу и не поправляя полосатых чулок? За несколько дней до официального вышвыривания из Академии Магии на просторы взрослой жизни?

– А как же гулянка и банкет по случаю завершения учебы? – чисто из спортивного интереса спросила я, в целом не испытывая печали по поводу того факта, что не удастся в последний раз напиться в компании сокурсников.

– Я потом тебе отдельно устрою праздник души, если захочешь, – попытался было успокоить меня родственник, но видя разочарованно-скептическое выражение лица, попытался зайти с другой стороны. – От тебя зависит многое! Судьбы, жизни… магия!

Подозрительности во мне стало еще больше! Дядя еще пару недель назад уверял, что мне нельзя доверять даже полить кактус – он непременно сдохнет! А тут не просто кактус, а прям по-серьезному все!

– Да почему такая паника хоть?

Предыдущая страница 1 Следующая