Любовь к оборотню

Кира Федорова

Глава 1

Я сидела за столом и смотрела в окно, сочиняя стихи. Потом аккуратным почерком записывала их в тонкую тетрадь. На меня часто снисходило вдохновения, особенно по утрам. Послышались торопливые шаги за дверью, заслышав их, я вскочила и быстро сунула тетрадку под коврик. Дверь с грохотом распахнулась и на пороге появилась толстая служанка Бэтти.

_ Что ты прячешь, негодная девчонка? Опять пишешь свою чушь на клочках бумаги, свои несчастные стишки?! А ну покажи мне их?

_ Я ничего не сочиняла! _ безразлично потупила я взгляд.

_ Подожди врунишка, я сейчас найду! _ воскликнула Бэтти и подняв коврик к моему ужасу нашла тетрадку. _ А это, что? Беспредельщица! Врунишка, пора твоему отцу тебя отпороть бы!

_ Но, тетя Бэтти, не говорите ему! _ закрыла я лицо руками и заплакала.

_ Нет! У меня нет пощады к тебе, беспредельница! К тому же ты не можешь тут находиться.

_ Но это комната моей матери! _ воскликнула я, растирая по лицу слёзы.

_ Была когда-то. _ обронила она и на моих глазах разорвала мою тетрадку, забрав с собой.

Год назад, когда была жива моя мама, Бэтти никогда не позволяла себе этого делать, даже накричать на меня. Но сейчас она стала себя считать хозяйкой и часто бегает до моего отца сплетничать, донося каждый мой шаг. Видно мне мстила за то, что когда-то я видела, как она, украла мамину вазу. И когда обнаружили пропажу, не колеблясь указала на неё. Ее простили, но лучше бы Бэтти уволили ещё тогда, сейчас она не издевалась надо мной, каждый раз улучшая момент, чтобы мне навредить и сделать побольнее. Сейчас она уничтожает все мои творения, какие бы я не создала. Отец тоже против, ему не нравиться, что мать во мне привила любовь к искусству. Ещё больше он раздражался, если мои рисунки или стихи были просто профессиональными, даже многие его знакомые путали мои работы с работами известных художников и поэтов. И это не смотря, что мне всего лишь десять лет. И отец приказал Бэтти мешать моим трудам, а ей только это и надо. Сегодня в этот пасмурный день она опять меня под следила. Теперь пойдёт и доложит моему отцу, чтобы потом он дал мне плётки. Но мне совсем безразличны его скандалы и наказания, что может помешать "своевольной девчонке", так они меня всегда называли. Я не заплачу при них, только убежав на кладбище, могу горько от обиды, заплакать. Почему за шалости не ругают моего старшего брата Николаса? Потому, что он мальчик и ему все дозволено? А самую старшую сестру Айрис уважают, она продолжает дело отца, везде ее считают за старшую. А я кто? Мелкая букашка, ползающая под ногами, самая младшая в семье. Значит, я никакой привилегией не пользуюсь. Я вздохнула, без матери здесь мне совсем одиноко. Выглянув в окно, я услышала шум, заинтересовавшись вышла на улицу. Там стояла неразбериха, вышли все дети и старшие и толпясь смотрели на что-то. Мимо меня пробежал Николас крича:

_ Отец поймал пленных!

Я только смогла разглядеть двух незнакомых людей, один из которых был мальчишкой. Их крепко связали и вели, толкая в спины. Я стала пробираться сквозь толпу и только тогда увидела отца и сестру ведущие под руки молодого человека, примерно такого возраста как моя сестра, может чуть постарше. Красивое с правильными чертами гордое лицо, густые черные волосы, падающие волнами, широкоплечий и высокий. Его образ сразу запал в мою память, как творческому человеку. Еще совершеннее человека я не находила никогда и никого. Этих чужаков увели в погреба, где были созданы тюремные отдельные камеры. Я таких людей не встречала в своей деревне, да и в соседних тоже. Под вечер все собрались ужинать, только без отца. Бэтти так и не смогла успеть наябедничать на меня, ведь пока отцу некогда, он был занят пленными. И слава богу, передохну хоть от его плетки. Жуя кусок хлеба я выглянула в окно и увидела, что далеко горит костёр. Это тоже заметил Николас и повернувшись до старшей сестры спросил:

_ Айрис, это жгут пленных?

_ Ну да. _ слабо кивнула головой сестра, разливая по тарелкам наваристый суп.

_ Можно я пойду посмотрю? _ попросился Николас и у него загорелись глаза азартом.

_ Вы ещё маленькие. _ остановила она его. _ Отец сказал, чтобы вы сидели дома.

_ Я не маленький, могу и тебя сжечь! Это она маленькая. _ и он указал на меня.

_ Хватит дерзить Николас! _ усмехнулась она краешком губ. _ Ты в свои четырнадцать лет ещё малой. И ты, в свой одиннадцатый год ещё маленькая. _ обратилась она ко мне.

_ А того молодого мужчину, тоже жгут на том костре? _ задала я свой наивный вопрос.

_ Пока еще нет. _ изменилась Айрис в лице. _ И того мальчишку тоже нет.

Айрис встала из-за стола и вышла за дверь.

_ Она влюбилась в этого парня. _ хихикнул презрительно Николас.

_ И что, она его помилует? _ спросила я.

_ Скорее через три дня его сожжет и, наверное, ещё мелко порезав.

_ Разве так можно? _ расширила я глаза от страха.

_ Конечно, тебе этого не понять. Ты же идиотка. Что чужих нельзя помиловать. _ потом он сменил тему, переведя взгляд за окно, на отблески костра вдалеке. _ Наверное, жгут их слугу.

_ А этого мальчика сожгут?

_ Конечно! _ раздражительно ответил он на мой вопрос.

_ Но он же совсем ребенок как мы. _ возмутилась я.

_ Он же брат этого парня! Какая разница, ребенок не ребенок. Следующий завтра будет на костре. _ и он расхохотался.

Я посмотрела на него в ужасе, думая: _ разве можно быть таким жестоким, презирать жизни других живых людей и радоваться их смертью.

_ За что их? Почему их казнят, за что?

_ Они чужие.

_ Но ведь проезжают мимо нас с других деревень и даже с города был один. Не убили же никого. Почему этих поймали и казнят?

_ Они оборотни. _ устрашающим голосом прошептал Николас.

_ Это все предрассудки старых веков. Мы не дикари какие-то. И оборотней не существует, с давних пор.

_ А вот и нет. Они существуют. По каким-то знакам наши люди поймали их, указывая на то что они истинные оборотни или колдуны.

Я отмахнулась, не веря каждому слову Николасу, он часто был шутником и любил подтрунивать надо мной. Я знала, что люди с моей деревни слыли дикарями и часто проезжие люди обходили наши места стороной. Дикарство поддерживал мой отец, он был старостой этой деревни и ставил свои законы. И они были жестокими. Под вечер, когда уже поднималась луна, я взяла две тарелки (я немного еды стащила из кухни) и прокралась в подвалы. Во мне

Предыдущая страница 1 Следующая