Тони ни старался потушить ее угольки.

Парень раздосадованно ударил кулаком по постели и закрыл глаза, отгоняя все мысли и приказывая мечтательному разуму ложиться спать. Меньше всего ему хотелось тонуть в бескрайних океанах надежд.

Дни сменялись днями, становясь все теплее, залечивали душу и ссадины, отгоняли пустые идеи и нелепые замыслы. Лето уже заглядывало в окна. Тони нашел общий язык с молодым автором, тексты которого он редактировал, и уже несколько дней наслаждался красивым, притягивающим внимание слогом и запутанной, но интригующей историей.

– Чаще бы встречать адекватных и понимающих людей в этой жизни, – пробормотал он между делом, сохраняя документ и отодвигая ноутбук от себя. – Хочется кофе.

В небольшой задумчивости он постучал пальцами по столу и посмотрел в окно. Солнце освещало город своей радостью скорого прихода лета.

Кофе приятно грел руки и будоражил своим непередаваемым ароматом. Тони неторопливо плутал по улочкам города, променяв обед на прогулку, и всеми легкими вдыхал последние мгновения весны. На глаза то и дело попадались разнообразные лица подростков, уже успевших закончить учебный год и решивших проветрить голову от подготовки к предстоящим экзаменам. Парень с ностальгической улыбкой вспоминал, как еще, казалось бы, недавно убегал из дома, лишь бы не видеть стопки книг на столе и различные планеры для подготовки сначала к ЕГЭ, а потом к первым сессиям и дипломной работе. Тяжелее было только Лене, которая медленно, с боем, с воем, но также с верностью и любовью сначала освоила один язык, а затем другой, и теперь с воодушевлением и наслаждением зачитывалась произведениями не только русской классики, но и английской и немецкой в несомненных оригиналах. Тони улыбнулся шире, вспоминая, как подруга с завидной регулярностью предлагала сжечь все существующие словари в ее обширной библиотеке, но, вопреки словам, всегда складывала их ровными стопками, стирала пылинки и стукала по рукам, если замечала хотя бы намек на желание послюнявить пальчик, чтобы перевернуть страничку, или, упаси Господь, загнуть уголок. Что говорить о том, с какой скорбью она смотрела, как кто-то помечает понравившиеся фразы в книге прямо ручкой или текстовыделителем. «Для этого существуют ксерокопии», – несчастно говорила она и старалась выйти из комнаты с книгопытателем. Но Тони большую часть времени был на ее стороне, поэтому особо следил за тем, как обращался с одолженными у нее книгами, хотя она и прощала ему те же загнутые уголки и спокойно напоминала, что пометки карандашом – это благо, а не смертная казнь.

Парень часто замечал, насколько сильно менялась та рядом с теми, кто был для нее хоть немного дорог, по крайней мере, хотел думать, что замечал и значил, так как девушка могла часами говорить на любые даже самые нелепые темы, но никогда не затрагивала тему своего искреннего отношения к кому или чему-либо, ограничиваясь общими заезженными фразами. Поэтому парень особо ценил и запоминал те моменты откровения, которые все же случались с упрямым тельцом, ведь, несмотря на многие годы дружбы, Елена оставалась в его жизни самой большой загадкой.

К подобным мыслям он возвращался далеко не в первый раз и, сидя одним теплым июньским вечером на небольшой скамье в парке, вернулся вновь, самозабвенно поглаживая облокотившуюся на него девушку по плечу и задумчиво смотря куда-то перед собой.

– Ты сегодня какой-то тихий, – шепнула Лена, запрокидывая голову и стараясь поймать взгляд карих глаз. – Что-то случилось?

Тони чуть вздрогнул от неожиданности и растерянно изогнул брови.

– Все хорошо, – со смешком выдохнул он спустя пару секунд и поднял глаза в темное небо. – Посмотри, сегодня такие красивые луна и звезды.

Лена улыбнулась и последовала совету. Приятная тишина вновь повисла в воздухе.

– Интересно, сколько тайн она хранит? – задумчиво пробормотал Энтони, завороженно наблюдая за мягким светом луны.

Лена перевела на него взгляд и невольно ахнула от того, как красиво отражался свет луны и звезд в темных глазах.

«Красивый», – с некой нежностью подумала она и удивилась собственным мыслям. Выждав несколько мгновений, она тихо спросила:

– Кто скрывает?

Тони опустил на нее взгляд, и свет блеснул в его коротких волосах.

– Луна, конечно, – мягко ответил он. – С самого детства она завораживает меня своей таинственностью.

– Тони, космические объекты не умеют говорить, – смешливо заметила девушка.

– Не в этом смысле, – смущенно парировал тот и вновь перевел взгляд на небо. – Когда ты смотришь на что-то, образы сами по себе возникают в голове. Что значит для тебя луна? Что чувствуешь ты, когда смотришь на нее? Образы редко бывают противоречивыми, но, когда я смотрю на ночное лико, то ощущаю холод, пустоту, одиночество… В другие ночи она дарит вдохновение и покой. А когда ты чувствуешь моральное опустошение, то она становится лучами надежды во мраке души.

Лена закусила губу и не нашлась с ответом, хотя он особо был и не нужен.

– Ты пишешь стихи?

– Да, ты же знаешь.

– Я про сейчас.

Тони умиротворенно прикрыл глаза и, чуть подумав, тихо начал говорить. Его мягкий спокойный голос обволакивал разум, красивые строчки превращались в яркие образы перед глазами, а размеренный темп дарил чувства покоя и безмятежности. Каждым рассказанным стихотворением он переносил их в совершенно другой мир, красивыми оборотами играл на палитре эмоций и кроткими паузами и недомолвками в строках убеждал в искренности передаваемых чувств. Лена погрузилась в его историю настолько глубоко, что не сразу поняла, что молчит уже долгие минуты, в то время как друг давно уже перестал говорить и вернул взгляд в небо.

– Красиво, – все еще завороженно шепнула девушка, – так красиво, что мне не найти больше слов.

Парень тихо засмеялся, обнимая подругу чуть крепче:

– Спасибо, – он замер на миг. – А что нового у тебя?

– Да почти ничего. Дела идут своим чередом, работа в удовольствие – все прекрасно.

– И все же?

– Ну, – Лена вдруг загадочно улыбнулась. – Я начала встречаться с парнем. Зовут Даниилом. Работает в соседнем отделе, поэтому знакомство наше состоялось в местной столовой. – Сердце Тони пропустило удар, во взгляде против воли мелькнула печаль. Но Лена поначалу не обратила на это внимания, продолжая неторопливо говорить. – Он подсел ко мне сам, предложил прогуляться, так и завертелось. Он очень интересный собеседник, хотя, конечно, комплименты – это не его. Даня настроен серьезно, и меня это так увлекает. Думаю, на него можно положиться.

Лена задумчиво заглянула другу в глаза и обеспокоено нахмурила брови:

– Ты выглядишь расстроенным. Все в порядке?

– Да, да, все хорошо. – Тони попытался улыбнуться, но не вышло, поэтому он смиренно добавил: – Просто резко вспомнил кое-что.

Лена покачала головой и сползла ниже, кладя голову другу на колени и обнимая его за талию. Парень поначалу удивленно вскинул руки, попросту не зная, куда их деть, но все же улыбнулся.

– О чем бы ты ни думал, ты все равно самый лучший, – тихо сказала